Принудительная русификация и депортация: что делает Россия на оккупированных территориях

По мере того, как российская армия продвигается вглубь украинской территории, оккупационные власти наводят на захваченных территориях свои порядки. Чаще всего они сводятся к принудительной русификации местного населения, репрессиям и депортации украинцев вглубь России.

Россия пускает корни

В конце мая появилось официальное сообщение о том, что Москва возьмет шефство над «ДНР» и «ЛНР» и будет курировать восстановление инфраструктуры разрушенных городов. Тем временем российское правительство анонсировало подготовку планов восстановления «взятых под контроль» российской армией территорий Донбасса, которые Москва автоматически причисляет к так называемым «ДНР» и «ЛНР» (созданным Россией непризнанным сепаратистским республикам). По поручению Владимира Путина губернаторы российских регионов берут шефство над различными районами Донбасса.

Фактически, это означает, что установление формирование администраций на оккупированных территориях полностью будет происходить под контролем России. В соцсетях периодически появляется информация о том, что чиновники и сотрудники спецслужб на оккупированных регионах также будут набирать в России. Это вполне правдоподобно, учитывая, что подобная политика уже много лет проводится в оккупированном Крыму.

Тем временем первые плоды деятельности оккупационных администраций видны уже сегодня. По информации советника мэра Мариуполя, оккупационные власти вводят на захваченных территориях рубль и обещают выдавать российские паспорта по ускоренной схеме. Очевидцы рассказывают, как по Мариуполю и другим захваченным россиянами городам ездят несколько машин с экранами, на которых транслируют кремлевскую пропаганду.

Одновременно с этим Владимир Путин подписал указ о выдаче гражданства РФ жителям Херсонской и Запорожской областей Украины в упрощенном порядке, а телефонные номера подконтрольных России территорий этих областей перешли на российский телефонный код +7 вместо ранее действовавшего украинского кода +380. В оккупированном Мелитополе на базе существующих вузов был учрежден новый университет с учебной системой, адаптированной под российскую. Как сообщает министерство обороны Великобритании, все эти действия свидетельствуют о намерении России оказать сильное политическое и экономическое влияние на оккупированные регионы в долгосрочной перспективе.

Депортация украинцев

Помимо усиления российского присутствия в украинских регионах новые власти усиленно занимаются вывозом украинских беженцев на территорию России. Советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко опубликовал видео того, как россияне вывозят гражданских лиц из Мариуполя в Россию. Сам Андрющенко называл этот процесс депортацией. Информация Петра Андрющенко подтверждается и свидетельствами самих мариупольцев. По данным Минобороны, в Россию вывезли больше 1,3 млн украинцев. Только из осажденного Мариуполя по разным городам развезли больше 140 тысяч человек.

Беженцы рассказывают, что после прохождения так называемой «фильтрации» на выходе из города россияне отправляли их в пункты временного размещения беженцев, находившиеся в том числе на Дальнем Востоке: в Приморском, Хабаровском и Камчатском краях. При этом все вывезенные в Россию украинцы свидетельствуют, что у них забрали украинские паспорта. Получить их обратно возможно, лишь отказавшись от статуса беженца, что означает потерю какого-либо легального статуса на территории России и права на получение помощи.

Правозащитники справедливо отмечают, что выбраться в европейские страны с Дальнего Востока или из Сибири, да еще не имея при себе загранпаспорта, попросту невозможно. Живущий в Киеве российский правозащитник Михаил Савва также отметил, что у многих украинцев нет денег на билеты, а украинские банковские карточки в России не работают.

«Люди, которые спешно грузились в автобусы, иногда под дулами российских солдат, просто не смогли взять с собой все необходимое – в частности, деньги», – поясняет правозащитник.

Михаил Савва входит в группу документирования военных преступлений, совершаемых в Украине с начала полномасштабного вторжения армии РФ в феврале 2022 года. По его мнению, вывоз украинцев на территорию России преследует две цели. Во-первых, во время фильтрации российские власти пытаются найти людей, которых они в будущем используют в показательных политически мотивированных процессах. Вторая задача – это предоставление гражданства украинцам, которых удастся к этому принудить, чтобы покрыть естественную убыль населения России, составляющую на данный момент порядка 600 тысяч человек в год.

Правозащитник подчеркивает: многие украинцы не знали, куда их вывозят. Именно поэтому подобная насильственная депортация квалифицируется как «угон населения оккупирующей державой», что, согласно Женевским конвенциям, является военным преступлением.

Традиции замены населения

Россия уже не первый год пытается решить свою демографическую проблему путем предоставления гражданства иностранцам, в частности, через программы «переселения соотечественников». В сентябре прошлого года российское правительство утвердило программу по добровольному переселению россиян, живущих за границей. На самом деле, программа добровольного переселения соотечественников существует уже 15 лет, однако в последние годы ей придается особое значение. В прошлом году, к примеру, российское гражданство получили 735,4 тыс. иностранцев.

Создается впечатление, что Москва стремится заместить беженцами оппозиционно настроенных россиян, выезжающих из страны на фоне войны, тогда как нелояльные, напротив, «выдавливаются» за рубеж. Точное количество людей, уехавших из России после 24 февраля, до сих пор неизвестно. По состоянию на май текущего года, оценки социологов варьируются от 150 тысяч человек до 3,8 миллионов, что сопоставимо со всей эмиграцией из России за период с 2000 по 2020 годы. Вместо них Москва активно пытается привлечь украинских беженцев, либо изначально лояльно относившихся к России, либо доведенных до отчаяния и полностью зависимых от российских властей.

Подобная практика уже не первый год используется российскими властями в оккупированном Крыму и на Донбассе. Еще в 2017 году активист крымскотатарского движения Заир Смедляев обращал внимание на то, что население Крымского полуострова сознательно вытесняется приезжими. По его словам, речь идет не только о военных и сотрудниках спецслужб, но и о судьях, фермерах, чиновниках, врачах и работниках сферы образования. По словам лидера крымских татар Мустафы Джемилева, только за 3,5 года аннексии на полуостров переехали 550 тысяч россиян и выходцев с Донбасса. Проблема замещения коренного населения Крыма неоднократно озвучивалась и в Женеве на заседаниях различных комитетов ООН.

Политика заселения оккупированных территорий лояльными россиянами проводится Москвой и на Донбассе. По словам местных жителей, людей массово увольняют с предприятий, вынуждая отправляться на заработки за рубеж, а на их место нанимают приезжих из далеких сибирских деревень, мечтавших переехать в большой город. Высока вероятность, что та же участь может постичь и новые оккупированные территории.

«Фильтрация» по-русски

При этом украинские правозащитники отмечают крайне жесткие условия «фильтрации» украинских беженцев на оккупированных территориях. Правозащитник Павел Лисянский отмечает, что на них царит беззаконие, и «к людям относятся жестко, жестоко, даже совершают преступления и могут убить». Людей, не прошедших фильтрацию, по его словам, отправляют в лагеря на территории России. Отдельно правозащитник выделяет проблему созданных по китайскому образцу политических школ «по перевоспитанию украинцев», или так называемых «курсов по денацификации». По его словам, в них присутствует физическое насилие, моральное давление и унижения.

«Мне рассказывали, что при проведении уроков денацификации у какого-то русского конвоира или куратора возникал спор: кто-то из людей не соглашался. Завязывался спор, и человека просто убивали», – сообщил Павел Лисянский.

Новые возможности для коррупции

Еще одна вещь, которую правозащитники ожидают от российских властей на оккупированных территориях – это разворовывание средств, выделяемых на восстановление разрушенной войной инфраструктуры. СМИ напоминают, что Всемирный банк оценивал в конце апреля ущерб зданиям и инфраструктуре Украины в 60 млрд долларов. Чуть позже президент Владимир Зеленский называл на порядок большую цифру – 600 млрд. Прокремлевские эксперты оценивают затраты на восстановление инфраструктуры Донбасса, Херсонской и Запорожской областей в 4,5 трлн рублей. Деньги предполагается выделить из Фонда национального благосостояния и за счет высокой выручки, получаемой Россией от поставок энергоресурсов.

Какая сумма на практике дойдет до места назначения, на данный момент предсказать невозможно. Однако, для сравнения, согласно подготовленному убитым впоследствии российским оппозиционным политиком Борисом Немцовым докладу, при строительстве олимпийских объектов в Сочи в 2013 году было украдено от 25 до 30 миллиардов долларов.

Пятью годами позже, при строительстве домов для ФСБ в Сочи украли полмиллиарда рублей. Речь идет всего лишь о небольшом квартале на улице Гастелло. По этому поводу российский Следственный комитет возбудил уголовное дело. В 2019 году жители Крыма жаловались на то, что деньги, выделенные на ремонт дорог, также были разворованы. Похоже, что никакой другой политики, кроме воровства и репрессий, от российских властей ждать не приходится.