«Новгородский нарратив» в истории и символике: от первой русской республики к символам современного демократического и антивоенного движения

Историческая политика, как стремление утвердить определенные интерпретации исторических событий в качестве доминирующих в глазах общества, давно используется российским режимом, первое лицо которого претендует на роль «главного историка» страны и «продолжателем Петра Первого» в деле «возвращения территорий» 1. Следует констатировать, история в нашей стране никогда не теряла роль «политики, обращенной в прошлое» 2, за исключением короткого периода относительного исторического плюрализма 1990-х гг. Апофеозом инструментального использования истории выступает текст одной из поправок к Конституции РФ 4 июля 2020 г., вошедший в обновленную версию п.2 ст. 67.1: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство». Именно так, парадоксальным образом, если следовать тавтологическому утверждению из данной статьи из новой версии Конституции, то единственным событием, учредившим Россию в ее нынешнем виде, объявляется не что-нибудь, а сама история, ведь именно «тысячелетняя история» привела к «государственному единству», в свою очередь, тоже «исторически сложившемуся». Карт-бланш на все свои действия власть в современной России получает напрямую и непосредственно от истории, по крайней мере, хочет представить положение вещей таким образом, все чаще используя в пропагандистских целях квазиисторический концепт-идиому «историческая Россия».

По версии путинского режима концепт «историческая Россия» включает в себя как Российскую империю, так и Советский Союз, при этом из официальной версии истории тщательным образом «вычищаются» события, идущие вразрез с «государственнической» линией: в путинской версии истории Петр Первый ценен не радикальными реформами, а «возвращением территорий», как уже было сказано выше, а в череде правителей XIX в. предпочтение отдается не Александру Второму, в годы правления которого в стране было отменено крепостное право и осуществлены важнейшие реформы, в том числе местного самоуправления, столь нелюбимого нынешней российской властью, а Николаю Первому, правление которого было отмечено конфронтацией с окружающим миром, символически закончившимся разгромной для России Крымской войной; что касается советского этапа, то Ленин в подобной оптике оказывается не революционером-радикалом, осуществившим государственный переворот и выступившим с лозунгом национального самоопределения для народов «единой и неделимой» России, а собирателем земель «исторической России», впрочем, и среди советских вождей предпочтение отдается скорее Сталину, при котором государственная власть и государственное насилие получило невиданный размах за всю предшествующую историю страны.

Интерпретируя историю данным образом, режим решает для себя сразу несколько задач. Во-первых, исторический процесс постулируется как гомогенное и непрерывное полотно, напрочь лишенное каких бы то ни было дисконтинуальных разрывов: революций и кризисов государственности, следовательно, нынешняя власть предстает «естественным» продолжателем и наследником всего исторического пути России, более того, его высшей и кульминационной точкой. Второй аспект состоит в том, что «историческая Россия» — это точно не национальное государство, по сути, это империя. Или, как следует из статей за авторством самого Путина, Россия — «полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром», при этом всякие «попытки проповедовать идеи построения русского «национального», моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории». Наконец, в-третьих, все те независимые страны, что окружают сейчас Россию, образовавшиеся после роспуска Советского Союза, по версии авторов данного концепта, представляют собой лишь отколовшиеся части самой России, временные и случайные образования, лишенные своих собственных исторических оснований. Характерно, что в настоящее время данный подход активно используется для оправдания военной агрессии против Украины, названной автором (авторами?) путинской статьи «целиком и полностью детищем советской эпохи», и украинцев, существующих «в рамках большой русской нации, соединяющей великороссов, малороссов и белорусов» 3.

Постановка исторической науки на службу государства в идеологических целях для «легитимации в истории» проводимой режимом политики, закономерно ставит на повестку дня следующий вопрос. Могут ли оппоненты действующего политического режима также использовать историю в своих целях, находя в ней такие нарративы, которые, напротив, представляли бы альтернативу авторитарному вектору развития в стране? Положительным ответом на этот вопрос служит использование бело-сине-белой символики («БСБ-флага») политически организованными группами российских граждан за рубежом после 24 февраля 2022 г., которое, очевидно, отсылает к «нарративу Новгородской республики» 4. Несмотря на то, что как таковой бело-сине-белый флаг не обладает многовековой историей, будучи впервые использован в статусе флага Новгорода 14 апреля 1994 г., отсылка к Новгороду как альтернативному Москве политическому центру показательна и имеет ключевое значение в глазах тех, кто принимает данный символ для иллюстрации своей политической, прежде всего, антивоенной, позиции.

С отсылкой к «новгородскому нарративу» в использовании «БСБ-флага» согласны не только политически активные представители российской эмиграции, но и европейские политики. Депутат Европарламента и бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс, принимавший участие в 1-м Конвенте российских гражданских сообществ в Праге 3 июля, произнес следующие слова: «Бело-сине-белый — это новый флаг демократической России, который сейчас развевается на всех акциях протеста свободных россиян — от митинга на лондонской Вестминстер-сквер до акций в поддержку Украины в Берлине. Символично, что на первом съезде сцену украшали три флага: Чехии, Евросоюза и бело-сине-белый флаг демократической России с отсылкой к Новгородскому княжеству».

Как и в случае с дискурсом «исторической Россией», использование «БСБ-флага» представляет собой пример политической инструментализации исторического нарратива, но уже не властью, а оппозиционным движением, при этом, как мы увидим в дальнейшем, успешным примером, по целому ряду причин. Самая очевидная из которых состоит в том, что использование нового символа-маркера национальной идентичности, несовпадающего с официальным государственным флагом России, создает дистанцию и водораздел между российскими гражданами, решительно несогласными с действиями путинского режима, и российским государством, которое в настоящее время подчинено этим режимом. Тот факт, что в качестве символического обоснования этой дистанции был выбран «новгородский» флаг важен именно сейчас, когда Россия осуществляет военную агрессию против Украины. Поскольку данный символ воплощает отказ от посягательств на Киевскую Русь, и любых территориальных претензий к нынешним независимым государствам, ранее входившим в состав «исторической России», будь то в виде Российской империи или Советского Союза. Кроме того, это и безусловная дань уважения исторической Новгородской республике в качестве альтернативы московскому и имперскому проекту в российской истории. В целом же, если резюмировать главное, новый флаг воплощает отказ от двух фундаментальных негативных черт российской государственности — авторитаризма и военной экспансии.

Не менее важным выступает и то, что использующих данный символ на практике объединяет участие в горизонтальных и антиавторитарных движениях. Солидарность, возникшая вокруг «БСБ-флага», подобна спонтанному политическому событию, она не подчинена партийной дисциплине и не спущена сверху. Его амбассадоры указывают на легкости производства флага, а также возможности повторения в любых условиях, по этой причине до сих пор нет единого утвержденного оттенка синего цвета. Вот перечень групп и объединений, которые в настоящее время используют БСБ-символику: Форум свободной России (Вильнюс), Dekabristen (Берлин), Demokrati-JA (Берлин), Kulturus (Прага), Solidarius / Freies Russland (Берлин), Za wolną Rosję (Варшава), а также российские антивоенные комитеты по всему миру, где есть политически активная российская диаспора. 3 и 4 июля в Праге состоялся 1-й Конвент российских гражданских сообществ в Европе, на котором приняли участие представители многих из перечисленных активистских и политических сообществ, презентовав свои проекты и поучаствовав в дискуссиях о поисках альтернатив авторитарной тенденции в политическом будущем России.

Связь бело-сине-белого флага с политической инструментализацией оппозицией «новгородского нарратива» представляет собой важный пример, как современная форма сопротивления авторитарному режиму (и развязанной этим режимом военной агрессии) на символическом уровне обретает обоснование в истории своей собственной страны, а не противопоставляет себя этой истории.

____________________

  1. См., например: «Путин сравнил себя с Петром Первым и назвал своей задачей возвращение территорий». // https://www.bbc.com/russian/news-61749842.
  2. Выражение советского историка-марксиста Михаила Покровского, впервые использованное им в докладе «Общественные науки в СССР за 10 лет», 22 марта 1928 г.
  3. Статьи Владимира Путина «Россия: национальный вопрос» (23.01.2022) и «Об историческом единстве русских и украинцев» (12.07.2021).
  4. Новгородская республика или «Господин Великий Новгород» – севернорусское средневековое государство с республиканской формой правления, существовавшее с 1136 по 1478 гг., ликвидировано завоевательным походом московского князя Ивана III.