Публикации

От понимания природы путинской пропаганды к борьбе с ней

У путинской пропаганды на передний план выходят цели убедить убеждаемых, сохранить сомнения сомневающихся, напугать пугливых и сделать всё, чтобы никакой информационный противник не смог заронить зерно сомнений в правильности происходящего.

Путы «исторической России»: как россиян лишают будущего через монополию на прошлое

На протяжении последних лет, если не десятилетий, в риторике первых лиц российского государства мелькают исторические личности и события, подчеркивающие избранность русского народа и его «особую миссию» — пишется кремлевская версия прошлого. Так какие исторические нарративы служат оправданием сегодняшней кровопролитной агрессии, и каким образом российское правительство ввело монополию на историю?

Зачем нам разговоры о «хороших русских»?

Русским, которые не согласны с политикой Кремля и которых на деле большинство, требуется огромное мужество, чтобы публично отделить себя от официальной линии государства.

«Новгородский нарратив» в истории и символике: от первой русской республики к символам современного демократического и антивоенного движения

Связь бело-сине-белого флага с политической инструментализацией оппозицией «новгородского нарратива» представляет собой важный пример, как современная форма сопротивления авторитарному режиму на символическом уровне обретает обоснование в истории своей собственной страны.

Асфиксия: Медиапространство РФ в тисках военной цензуры

Последние несколько месяцев российское медиапространство представляет собой эпицентр пожара, пламя которого пробилось на свет утром 24-го февраля. Это пламя несет в себе слишком много разрушительного, поглощая человеческие судьбы и жизни, ценности и основы, среди которых и фундаментальное право — право на свободу слова.

Военная эмиграция из России: c чего начать её осмысление

Одним из ярких показателей того, что «что-то всё-таки случилось», служит всплеск выезда из России – того, что можно назвать «военной эмиграцией». Размах и качественное отличие военной эмиграции осязаются ее участниками разными способами.

Принудительная русификация и депортация: что делает Россия на оккупированных территориях

По мере того, как российская армия продвигается вглубь украинской территории, оккупационные власти наводят на захваченных территориях свои порядки. Чаще всего они сводятся к принудительной русификации местного населения, репрессиям и депортации украинцев вглубь России.

Остановить гражданскую войну

Сегодня гражданская война в России очень активно стимулируется Путиным. Путин давно освоил язык гражданской войны.

Почему рашизм?

Кто выступает против термина «рашизм», радикально ошибается. Это именно «рашизм», а не фашизм и (или) национал-социализм. Называя происходящее фашизмом, вы нивелируете нынешние преступления власти, а также все преступления красного периода, маркируя их как некое абстрактное зло.

Пустая страна

Сегодня огромная часть российского общества лишена ценностей. Вместо них внедряют суррогаты.

Как выиграть у Путина историческую войну

Русским оппозиционерам, которые сегодня противопостоят российскому империализму, нужно отказаться от преемственности с Российской империе как политической формой, сочетающей в себе порабощение своего народа, завоевание чужих и «похищение Европы».

Флаг мира и свободы

Мы россияне, но не сторонники этого режима. Мы должны обрести свое знамя, свою объединяющую, символическую и непротиворечивую точку сборки.

Остановить войну и помочь Украине. 7 пунктов действий от Константина Эггерта

Речь на Антивоенной конференции Форума свободной России в Вильнюе 5 марта 2022 года

Образование ради свободы и творческая сила глобальных русских

Упоминая некоторые большие имена современной российской культуры, известный галерист Марат Гельман недавно заметил в интервью телеканалу «Дождь», что значительная часть русской идентичности сегодня живет за пределами путинской юрисдикции, но на самом деле все равно живет в России.1 Сегодня эта...

Право на восстание и ловушка ненасилия для революций достоинства

Not so long ago, activists and analysts from a post-Soviet country discussed the foundations of a hypothetical draft of a new constitution. The understanding of basic human rights was close to consensus, but the proposal to include the right...